Приветствую Вас Гость | RSS

Дмитрий Гутнов

Вторник, 25.07.2017, 01:36
Главная » 2013 » Июнь » 28 » О единой концепции русской истории
17:48
О единой концепции русской истории
Как говаривал в свое время старик Дидро «Что есть история, как не басня, в которую все согласились верить». Эта замечательная мысль так и просится на бумагу при чтении новостей о создании единого и непротиворечивого учебника русской истории. Тема для русской историографии и политической мысли настолько же вечная, насколько и нереализуемая.  Ну сами посудите: единую историю чего нам предлагается изучать? Одно дело если это история территории от Атлантики до Урала, которую на пике своего могущества контролировала Российская империя или же (с некоторыми изъятиями) Советский Союз, и совсем другое - это территория нового государства Российского в границах, определенных Беловежскими соглашениями 1991 г.? Можно привести еще несколько вариантов этого сложного выбора, но подводные камни решения поставленной правительством задачи этим не исчерпывается.
 
Начиная с  первых шагов русской исторической науки непреложной ценностью для нее (совершенно очевидно, навязываемой свыше) было изложение государственного начала в русской истории. При этом, несмотря на все «временные трудности» строительства "вертикали власти", формы ее развития, как можно видеть из опыта «титульной» российской историографии становились лучше из века в век. Эту тенденцию образно артикулировал такой высочайший авторитет в отечественной истории как император Николай Павлович . На вопрос о перспективах развития России, заданным ему маркизом де Кюстином, венценосец сказал: "Прошедшее России было удивительно, ее настоящее более чем великолепно; что же касается будущего, то оно выше всего, что может нарисовать себе самое смелое воображение". И был крайне самонадеян, ибо в страшном сне ему не могло присниться, что через считанные годы самая большая армия мира потерпит позорное поражение от троекратно меньшего иностранного экспедиционного корпуса, солдаты которого вообще-то были переброшены в Крым аккурат из пампасов, где вели захватнические войны с безоружными туземцами.
 
Однако же вопрос о том, историю КАКОГО государства мы должны изучать, не решен до сих пор. Даже если принять во внимание, что сложившаяся летописная традиция ведет истоки русской государственности от того государственного объединения, которое было создано варяжскими князьями Рюриком и Олегом на пространстве между Новгородом и Киевом, то у научного сообщества нет однозначного ответа в том «откуда есть пошла Земля Русская». Как и нет непоколебимого убеждения, что Российская государственность со всеми ее пороками и достижениями родилась именно из этого первоисточника. Тем более, если принять во внимание, что типы государственного устройства стран, основу которых в свое время составлял древнерусский этнос, были столь различны, что с трудом допускают преемственность. Это, например, и Новгородская Русь со своими традициями демократии и самоуправления и Литовская Русь и даже… Золотая Орда, в составе которой на правах автономии эта государственность развивалась. Я не буду говорить о национально-государственных своеобразиях Галицко-Волынской Руси или о Речи Посполитой. Таким образом, довольно трудно увидеть единство и преемственность русской государственности  от Киевской Руси до Московского княжества. Но и дальше не легче.
 
То самодержавно-деспотическое начало, вкупе с презрением к личности, которое, видимо, передало по наследству московским князьям Ордынское иго, нельзя завуалировать никакими ссылками на естественный ход вещей, природно-климатическими условиями, внешними врагами  и благообразными теориями  европейских заимствований, типа теории «Москва – Третий Рим». Нельзя  хотя бы потому, что провозглашая себя «царем», Великий князь Иван III отнюдь не имел в виду титул византийского императора. Он хотел выглядеть не хуже ордынского хана. И шапка Мономаха – этот символ старомосковского самодержавия - была изготовлена и привезена в Москву из Орды. Иван Грозный, как известно,  потребовавший перевести на русский язык греческий чин «венчания на царство» существенным образом его отредактировал так, чтобы от символов ответственности императора перед Богом за свое правление, не осталось и следа. Поэтому венчавшись по этому чину на царство в 1547 г., он лишь соблюдал внешние приличия при совершенно ином внутреннем наполнении. Так может ли это считаться преемством традиций, скажем, Киевской Руси или Новгородской республики? И будет ли политкорректно с точки зрения современной мифологии выводить историю русского самодержавного деспотизма (а вместе с ней и все последующие «вертикали власти») из Золотой Орды (как, впрочем и из Киевской Руси)? Думается, что нет.
 
То, что советский период русской истории кардинальным образом отличается по типу государственного устройства от имперского, а все они вместе не похожи на традиции московского периода, очевиден даже непосвященному в историю человеку. Это может поставить закономерный вопрос о том, историю какого государства нам предстоит изучать?
 
Ну ладно, оставим в покое государство Российское. Оно является, хотя и важным, но производным продуктом истории Российского народа. С этим тоже большие проблемы. Вопрос о том, сложилась ли в России единая нация даже в исконно-посконном, марксистском понимании этого сюжета тоже не праздный. В СССР была в ходу теория о сглаживании национальных и прочих различий, что привело советских идеологов к декларированию складывания новой исторической общности – советского народа. Что это за зверь такой никто толком не знал, но когда СССР распался, о единой общности никто не вспоминал.
 
Так вот, нынешнее государство Российская Федерация есть исторически сложившееся политическое объединение целого ряда различных народов и национальных групп со своими национальными традициями, историями, фобиями и обидами. Причем складывание этого «межнационального коллектива» было различным, отнюдь не всегда мирным и добровольным. Разные части страны входили в ее состав в разное время при разных обстоятельствах. Отношение к этому вхождению, да и пребыванию в нем у разных народов различно. Вспомним хотя бы о том, как относятся к Ивану Грозному в Москве и, скажем в Казани, к Шамилю – в Чечне и Дагестане, Татищеву в Башкирии и пр. и т.д. В этом смысле, в отличие от сегодняшнего дня, в котором народы Российской Федерации   живут в относительном мире и дружбе, наша совместная история представляет собой минное поле, любое неосторожное действие на котором может повлечь взрыв сепаратизма и национализма. Стоит ли власти, и без того испытывающей дефицит в объединительных идеях, проводить необдуманные эксперименты на этом поле? По-моему, в нашей стране следует укреплять межнациональный и межрелигиозный мир, а не подвергать его испытаниям историей.
 
Но и это не главное. В Советском Союзе жило гораздо больше народов и, тем не менее, советской власти на некоторое время удавалось объединить значительную часть их лучших представителей. Но не репрессиями, как думают многие сегодня, и не общим прошлым, которое в первое послереволюционное десятилетие предлагалось сдать в утиль. Первые постреволюционные поколения находились под обаянием революционного образа будущего и были готовы участвовать в его строительстве. Ведь когда В.И.Ленин обсуждал план ГОЭРЛО, а ВСНХ принимал контрольные цифры и планы первых пятилеток, никто не сверял их с традициями и историей. И это не случайно. Говоря словами Ницше, «только тот, кто строит будущее, имеет право судить прошлое».
 
Но строит ли наша власть будущее? Мне, представляется, что она, как-раз, всеми силами стремится его не допустить, потому что понимает, что в своем нынешнем виде не имеет права на существование. Поэтому-то она так стремится легитимизировать себя через прошлое.
 
Насколько рационален властный проект с единой концепцией истории хотя бы с точки зрения самой власти? Думаю, что в условиях «информационного общества» он обречен. Даже если удастся нарисовать красивый  и непротиворечивый миф о нашем прошлом, то любой желающий проверить его получит в ближайшем книжном магазине, в Интернете, либо по телевизору пятнадцать альтернативных трактовок тех же событий. Таким образом, ценой установления монополии подобной «исторической правды» должна стать тотальная цензура, полное информационное закрытие страны, запрет интернета и возвращение к сталинским методам манипулирования общественным мнением. Конечно же, русская история славится своей непредсказуемостью, но… не настолько же! Говорят, что история повторяется дважды – один раз как трагедия, другой – как фарс. Трагедию историческая наука уже пережила после появления «Краткого курса ВКП(Б)» и последующих персональных выводов, стоивших нашей стране гибели нескольких десятков выдающихся историков. Теперь, если следовать этой логике, настало время фарса.
 
Я думаю, что заявленный учебник будет создан и представлен широкой общественности. Несмотря на то, что власти сделают все, чтобы публично не обсуждать это творение официальной педагогической мысли, положенная в его основу концепция будет подвергнута уничтожающей критике как слева, так и справа по причинам, далеким от собственно истории. Это приведет к дискредитации в обществе и учебника и предмета, по нему преподаваемого. Использование этого учебника в школе непременно послужит всем политическим силам для критики власти, его инициировавшей. И уже только поэтому заявленная затея с созданием этой "исторической скрепы" однозначно не сыграет той роли, которая ей уготована в администрации Президента. Ну а историческая наука очередной раз докажет свое реноме «служанки политики».
 
Просмотров: 349 | Добавил: Dima | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]